sapka

Лента новостей

Бонусы топ-менеджеров авиакомпании «Аэрофлот» во много раз превышают их зарплаты

А платят эти бонусы за то, что в авиакомпании недоплачивали лётчикам за работу во вредных и (или) опасных условиях труда.

20150302 Sud 2Об этом Информагентству "Факты" рассказал адвокат Кирилл Мухин, защищающий интересы вице-президента Шереметьевского профсоюза лётного состава (ШПЛС) Валерия Пимошенко.

Сегодня в Мещанском районном суде состоится очередное судебное заседание, в котором рассматривается уголовное дело, возбуждённое в отношении активистов ШПЛС.

Вчера, поздним вечером, в ходе рассмотрения дела судья Елена Максимова отклонила ходатайство адвоката Мухина, защищающего интересы обвиняемого вице-президента ШПЛС Валерия Пимошенко.

В крупнейших российских изданиях и на федеральных телеканалах неоднократно освещались некоторые судебные заседания этого нашумевшего уголовного процесса, и не только в рамках судебного расследования, но и на стадии досудебного следствия.

Информационное Агентство "Факты" намеренно нарушить установившийся однобокий характер освещения этого процесса.

На наши вопросы ответил адвокат Кирилл Мухин, защищающий в данном уголовном процессе обвиняемого вице-президента Шереметьевского профсоюза лётного состава Валерия Пимошенко.

— Документы, в приобщении которых нам было отказано судом в минувший понедельник, мы будем их приобщать в апелляционной инстанции.

 

О чём говорят документы, которые суд не пожелал приобщать к материалам дела?

20150227 Pilot 1— Протокол Роструда говорит о том, что обвиняемые Пимошенко и Шляпников участвовали в переговорном процессе между «Аэрофлотом» и Рострудом с целью оптимизации выплат. Это, во-первых. Во-вторых, этот документ указывает на то, что «Аэрофлот» не мог договориться с Кнышовым по поводу незаконных увольнений и утраты его документов, а ШПЛС в этом вопросе выступал посредником, для чего пригласил заместителя генерального директора Игоря Чалика на площадку Роструда, что бы с участием ШПЛС и Роструда разрешить трудовой конфликт Кнышова.

 

Ещё раз, насколько важны для вас эти документы? О чём они?

— Эти документы подтверждают факт ведения переговоров и их итог. Это официальный протокол совещания.

 

Почему в этом документе отсутствует подпись заместителя генерального директора авиакомпании «Аэрофлот» и представителя Роструда?

— Потому, что Игорь Чалик не успел подписать этот протокол, который был изготовлен 10-го октября 2013-го года, а 18-го октября их уже задержали, а затем заключили под стражу, и они физически просто не успели подписать этот документ у Чалика. А представитель Роструда господин Иванов заявил, что он этот документ будет подписывать последним, то есть после всех. Поэтому чисто технически это подписание полностью не состоялось.

 

Возможно ли, что лётный директор авиакомпании «Аэрофлот» господин Чалик и не планировал подписывать этот протокол?

— Возможно и да, поскольку он мог и не признавать итоги совещания в Роструде.

 

Если кратко характеризовать это дело, то о чём это уголовное дело?

— Я могу говорить только за своего подзащитного Пимошенко. Дело в том, что мой подзащитный общался с «Аэрофлотом» только по поводу заключения отдельного коллективного договора, который бы давал 10% сотрудников авиакомпании «Аэрофлот», представляющий лётный состав, определённые преференции за работу во вредных и (или) опасных условиях труда, которые в целом были бы намного выгоднее пилотам, чем едино разовая выплата. По поводу остальных обвиняемых мне сложно что-либо комментировать, но абсолютно точно прослеживается то, что органы ФСБ, к сожалению, были крайне заинтересованы в нейтрализации профсоюза.

 

Так какую вину вменяют активистам ШПЛС?

— По мнению стороны обвинения, активисты ШПЛС обещали «Аэрофлоту» то, что смогут воздействовать на выплаты, однако этого не собирались делать и не сделали.

 

А что на самом деле?

— Документ, который мы просили суд приобщит к материалам дела в минувший понедельник, говорит об обратном. К сожалению, суд отказал в удовлетворении нашего ходатайства, и сделал это мой взгляд абсолютно не обоснованно.

Шляпников, и это собственно подтвердил своими показаниями заместитель генерального директора авиакомпании «Аэрофлот» Чалик, предложил руководству авиакомпании частично не исполнять предписание Государственной инспекции труда по городу Москве, не выплачивать компенсацию за работу во вредных и (или) опасных условиях труда командно-руководящему составу лётного отряда самолётов Сухой Суперджет.

Таким образом, по нашим оценкам, предложение Шляпникова позволило «Аэрофлоту» сократить выплату за работу во вредных и (или) опасных условиях труда более чем на 600 млн. рублей. То есть, благодаря совету Шляпникова руководство авиакомпании «Аэрофлот» смогло увеличить свою прибыль на более чем 600 млн. рублей.

Далее ШПЛС в целях проверки верности предложенной позиции Шляпникова о невыплате компенсации за работу во вредных и (или) опасных условиях труда командно-руководящему составу и лётному отряду 65самолётов Сухой Суперджет авиакомпании «Аэрофлот» обратился с запросом в прокуратуру. Прокуратура своим ответом также подтвердила, что предложение Шляпникова законно, и невыплаты будут законны.

 

Тогда в чём мошенничество, если «Аэрофлот» сэкономил на выплатах за счёт предложения ШПЛС?!

— Говоря на языке обывателя, активисты ШПЛС оказались крайними за то, что помогли руководству авиакомпании «Аэрофлот» сэкономить более чем 600 млн. рублей на выплатах пилотам за работу во вредных и (или) опасных условиях труда.

Когда в суде допрашивались бывшие и действующие пилоты ОАО "Аэрофлот", представители первичных профсоюзных ячеек лётных отрядов Boeing-767 и Airbus-320 авиакомпании «Аэрофлот», то они чётко говорили о том, что у них не было цели добиться единовременной выплаты за работу во вредных и (или) опасных условиях труда. Как рассказали сами пилоты, им нужен был повод для того, что бы руководство авиакомпании «Аэрофлот» пошло на заключение коллективного трудового договора, и это было их целью.

 

Насколько вы доверяете информации ряда СМИ о том, что в настоящее время руководство авиакомпании «Аэрофлот» выполняет все свои социальные обязательства, которые возлагаются российским законодательством на работодателя?

— Лётчики, которые допрашивались в суде месяц назад, утверждают совершенно обратное. Они говорят о том, что в авиакомпании становиться всё хуже и хуже, а «Аэрофлот» разменивает безопасность на экономические преференции. В авиакомпании вместо отдыха лётчикам говорят – отдыхать ты не будешь, но отпуск мы тебе компенсируем деньгами. Деньги, конечно же, не плохо, но безопасность полётов это не заменяет.

 

Защитник Пимошенко в этой связи счёл необходимым напомнить о причине увольнения из авиакомпании «Аэрофлот» его подзащитного. Как утверждает адвокат и его коллеги по лётному профсоюзу – командир воздушного суднаBoeing-767 Валерий Пимошенко был уволен из «Аэрофлота» за то, что он отказывался выполнять полёты с нарушениями установленных норм режима труда и отдыха лётного состава, то есть за то, что бы полёты были безопасными.

— Командир Boeing-767 авиакомпании «Аэрофлот» Валерий Пимошенко, пилот со стажем безаварийной лётной работы 36 лет, был уволен за то, что он однажды настоял на том, что бы в состав его экипажа был включён дополнительный пилот, поскольку при планировании данного рейса руководство лётной службы авиакомпании «Аэрофлот» не учитывало то, что этот полет по длительности выходит за рамки установленных норм для экипажей, состоящих из двух пилотов. Это первый случай, который моему подзащитному вменили как нарушение.

Во втором случае Пимошенко отказался выполнять полёт в составе двух пилотов после того, как в аэропорту первоначального вылета рейс был задержан не по его вине, а оставшегося рабочего времени ему уже было недостаточно для выполнения полёта. И тогда Пимошенко попросил решить вопрос о включении в состав экипажа дополнительного пилота, либо иным, законным образом разрешить этом вопрос, поскольку он не мог выполнять полет с превышением норм рабочего времени. После этого Пимошенко буквально вынули из кабины воздушного судна, а потом уволили. То есть люди борются за то, за что должна бороться сама авиакомпания, то есть за безопасность полётов, а их за это увольняют.

 

Разделяете ли вы существующее мнение о том, что во всей истории вокруг ареста активистов Шереметьевского профсоюза лётного состава в первую очередь в выигрыше оказался генеральный директор авиакомпании Виталий Савельев?

Виталий Савельев выиграл потому, что ему удалось избежать административной ответственности за неоднократные нарушения трудовых прав работников «Аэрофлота»? Отсутствие административных взысканий у господина Савельева действительно позволило ему продлить своё пребывание в Совете директоров? История с арестом профсоюзных активистов ШПЛС позволяет теперь Савельеву и его команде «тыкать носом» в «показательный пример» каждого пилота, который попытается говорить о соблюдение федеральных авиационных правил, и ему напомнят этим примером о том, чем может заканчиваться борьба за трудовые права в авиакомпании «Аэрофлот»? Как вы относитесь к таким высказываниям и версии выигрыша вообще?

— Во-первых, это демонстрация мышц, а второе, Савельев фактически обезглавил профсоюз, и теперь профсоюз как-бы работает, но не столь активно работает, как это было раньше.

Суть в том, что в 2012 году Государственной инспекцией труда в городе Москве (ГИТ) было выдано предписание в связи с нарушением прав 46 пилотов авиакомпании «Аэрофлот», которые к ним обратились из-за отказа авиакомпании осуществлять выплаты за работу во вредных и (или) опасных условиях труда.

Авиакомпания «Аэрофлот» предписание ГИТ исполнять не стал, и дело дошло до суда. В суде пилоты дело выиграли, после чего ГИТ выдало второе предписание, в котором указало руководству авиакомпании на необходимость осуществления выплат за работу во вредных и (или) опасных условиях труда всем пилотам. И тогда Савельев, уже зная о том, что недоплата пилотам за работу во вредных и (или) опасных условиях труда незаконна, о чём свидетельствует судебное решение по первым 46 пилотам, тем не менее, второе предписание ГИТ обжаловал в суд.

Во втором заседании представители ШПЛС присутствовать не могли, поскольку повестка им не была вручена, и в профсоюзе не могли знать о дате и месте рассмотрения дела. По этой причине «Аэрофлот» сначала суд выиграл, но только лишь на первой стадии рассмотрения, после чего ШПЛС обжаловал данное судебное решение. В вышестоящей судебной инстанции представители ШПЛС уже присутствовали на судебном заседании, которое проходило в московском городском суде, и окончательное решение этого суда было вынесено в пользу пилотов.

В международной практике есть такой принцип QPI, у нас это называется что-то типа коэффициентом полезного действия компании (КПЭ), о котором имеется упоминание в должностной инструкции лётного директора Чалика. Так вот, в случае достижения финансовых успехов в компании, топ менеджеры этой компании лично получают очень большие бонусы, которые во много раз перекрывают их зарплаты. Вот то, что два года в «Аэрофлоте» недоплачивали лётчикам за работу во вредных и (или) опасных условиях труда, за это руководство авиакомпании получило бонусы по QPI.

После того, как оба решения в пользу пилотов вступило в силу, причитающие им компенсации, конечно же, вернули, но я думаю, что бонусы никто из топов «Аэрофлота» так и не вернул.

 

Виталий Агеев

 

20150302 Muhin1 120150302 Muhin1 220150302 Muhin1 320150302 Muhin2 120150302 Muhin2 220150302 Muhin2 320150302 Muhin2 420150302 Muhin2 5

 

 

 

ПИСЬМЕННЫЕ ПОКАЗАНИЯ ВАЛЕРИЯ ПИМОШЕНКО

(Текст предостален защитником Валерия Пимошенко)

Мне предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30, ч.4 ст. 159 УК РФ. Потерпевшим по делу признана компания – ОАО «Аэрофлот - Российские авиалинии». С предъявленным обвинением я не согласен в силу следующего.

С 1988 года до января 2012 года я работал в ОАО «Аэрофлот- Российские авиалинии» в должности командира воздушного судна. С ОАО «Аэрофлот» я был уволен по инициативе работодателя по п.5 ст. 81 ТК РФ. Приказ о моем увольнении был подготовлен летным директором Чаликом И.П. и в основу приказа были положены докладные записки, составленные им.

Однако после моего обращения в Пресненский районный суд г.Москвы с иском о восстановлении на работе, руководство компании ОАО «Аэрофлот» в инициативном порядке изменило формулировку увольнения.

На октябрь 2013 года я был вице президентом ШПЛС. В мои обязанности входило представление интересов летного состава ОАО «Аэрофлот», в том числе прокуратуре, судебных инстанциях, ГИТ, Роструде.

В период с 2011 по 2013 годы я как вице президент ШПЛС вел активную профсоюзную деятельность, в рамках которой участвовал в коллективных переговорах с руководством ОАО «Аэрофлот» по вопросу заключения отдельного коллективного договора с летным составом, урегулирования спора об оплате труда летного состава. Чалик И.П. был сопредседателем комиссии по ведению коллективных переговоров, В период их проведения между мной и им возникали глубокие разногласия по ведению переговоров.

В начале августа 2013 года Шляпников Алексей сообщил мне в личной беседе, что ему звонил заместитель генерального директора – летный директор ОАО «Аэрофлот» Чалик И.П. с предложением обсудить ситуацию с выплатами летному составу на основании предписания ГИТ об этом Шляпников Алексей помимо меня доложил другим руководителям профсоюза, в том числе и Дельдюжову. Чалик И.П. провел несколько встреч со Шляпниковым А.Н., инициатором встреч со слов Шляпникова был Чалик И.П.

При этом, хочу обратить внимание суда на то, что без предварительного согласования с Чаликом И.П. пройти на территорию ОАО «Аэрофлот» в том числе в офис авиакомпании, расположенный в Мелькисарово, невозможно, тем более попасть в служебный кабинет к любому заместителю генерального директора, в том числе и к Чалику И.П. вследствие жесткого пропускного режима.

В результате встреч Шляпников Алексей по инициативе Чалика И.П. О которых он докладывал как мне так и другим должностным лицам профсоюза, стало понятно, что Аэрофлот приложит все свои административные и финансовые возможности по неисполнению предписания ГИТ. От Чалика И.П. поступило предложение обсудить возможность уменьшения суммы выплат, т.к. Аэрофлот коммерческая организация.

Для того чтобы сформировать свою позицию по предложению Аэрофлот, которую озвучил Чалик И.П., совместно с Президентом ШПЛС м членами Президиума ШПЛС было принято решение в ответ на предложение Аэрофлот подписать отдельный Коллективный договор между ШПЛС и Аэрофлот, в котором закрепить действующее состояние дел по всему кругу социально- трудовых отношений между Летным составом и Аэрофлот. В результате проведения переговоров по заключению отдельного коллективного договора обсудить возможность уменьшения издержек Аэрофлот. В ходе обсуждения в профсоюзе высказывалось много предположений: в частности одним из предложений было осуществить выплату только заявителям — людям, которые были не согласны с оплатой труда, так же было предложение оплатить только членам ШПЛС, так как профсоюз защищал только своих членов а не всех сотрудников «Аэрофлота», помимо прочего на совещании с членами Президиума ШПЛС рассматривался вопрос предложить «Аэрофлоту» не выплачивать отряду «Сухой» и командно-руководящему составу, что в конечном итоге было предложено Шляпниковым. «Аэрофлот» реализовал идею ШПЛС, сэкономив значительные суммы денежных средств.

Данные предложения подразумевали серьезную работу как профсоюза, ГИТ, руководства и юристов компании «Аэрофлот».

С этой целью я совместно с Шляпниковым Алексеем провел предварительные консультации в ГИТ г. Москва, выписавшей предписание. В ходе этой встречи мы получили предварительное согласие на проведение таких переговоров, целью которых было прекратить противостояние ШПЛС и Аэрофлот с привлечением ГИТ.

После этого Шляпников Алексей предложил мне лично убедить Чалика И.П. в обоюдовыгодном заключении отдельного коллективного договора. Такая встреча состоялась 04 октября 2013 года в служебном кабинете Чалика И.П. в Летном комплексе. На этой встрече нами было предложено заключить трех стороннее соглашение между Рострудом, Аэрофлот и ШПЛС (т.к ГИД непосредственно подчиняется Роструду) о проведении переговоров по взаимовыгодному компромиссу.

10 октября 2013 года в Роструде по адресу: Биржевая пл, д.1, было проведено совещание с участием представителей Роструда, ГИТ, Аэрофлот, ШПЛС. На этом совещании предложения ШПЛС были полностью поддержаны представителя гос. органов и достигнута договоренность о том, что Аэрофлот подготовит ходатайства для рассмотрения их в Роструде.

Я никогда не обсуждал ни с Чаликом ни со Шляпниковым ни с Кнышовым выплаты каких либо денег в свою пользу, их размер, а так же способы получения.

18 октября 2013 года Шляпников Алексей в очередной раз обратился ко мне с просьбой подвезти его от офисного здании Аэрофлот в д.Мелькисарово до центра г. Москвы. Шляпников Алексей часто пользовался моей помощью и помощью моих коллег т.к. у него нет автомобиля. Мы договорились о встрече в Мелькисарово, где у Шляпникова Алексея состоялась короткая встреча с Чаликом И.П. Так как у Чалика И.П. глубоко неприязненные отношения ко мне, то я в разговоре не участвовал. Я во время их разговора я находился в стороне от разговаривающих и общался с командиром А 320 и бригадиром бортпроводников а/к Аэрофлот.

После этого мы со Шляпниковым Алексеем по его просьбе отправились в центр г. Москвы, как позже выяснилось по адресу: ул. Мясницкая, д.35. Шляпников пояснил что ему нужно в банк. Вместе прошли в здание банка ВТБ 24, расположенного по этому адресу. Я остался в коридоре, а Шляпников Алексей проследовал в одну из дверей по коридору, его цель в посещение банка была на тот момент мне известна не была. Через короткое время Шляпников Алексей вернулся с озабоченным видом и попросил меня подождать его, но так как автомобиль на котором мы приехали был не очень удачно припаркован (около забора какой- то стройки), я сказал Шляпникову Алексею, что надо перепарковать его в более удачное место. Шляпников Алексей предложи доехать до ближайшего Макдональдса, где я и ожидал его минут 30 или 40. После чего мы по просьбе Шляпникова мы вернулись в здание банка ВТБ 24, где были задержаны оперативными сотрудниками.

Мне ничего не известно о создании Шляпниковым Алексеем никакой организованной группы, Шляпников никак не управлял моими действиями, свои действия никак не координировал с моими. Я действовал только по своему усмотрению и только в целях заключения отдельного коллективного договора по поручению профсоюза на основании имеющейся у меня доверенности. Никакого преступного умысла в моих действиях не было, т.к. существенные доказательства, доказывающие мою невиновность, заявителем, следствием преднамеренно скрыты. А именно, согласно протоколу выдачи спецсредств, они были выданы накануне нашей встречи в служебном кабинете Чалика И.П. 04 октября 2013 года, т.е. 03 октября 2013 года, в материалах уголовного дела запись только 48 мин. нашей беседы, которая была значительно продолжительнее 1 часа, т.е. запись отредактирована. Помимо прочего следствием сфальсифицирован протокол осмотра аудиозаписи на которой якобы присутствующие на провокационный вопрос Чалика ответили согласием.

То же самое произошло с записью совещания в Роструде 10 октября 2013 гола в материалах уголовного дела только часть разговоров, которые записаны уже после этого совещания. Не представлена запись разговоров в Мелькисарово 18 октября 2013 года между Шляпниковым Алексеем и Чаликом И.П. Так же от суда скрыта видеозапись нашего задержания и первичного осмотра оперативными работниками, которая фактически производилась.

Основанием для привлечения меня к уголовной ответственности является оговор меня Чаликом И.П., основанный на глубокой личной неприязни. Хочу напомнить суду что именно Чалик был инициатором моего незаконного увольнения из «Аэрофлота», именно Чалик неоднократно при общении с пилотами высказывал неприязнь в связи с моей профсоюзной деятельностью.

Кроме того обращаю внимание суда, мотивом действий Чалика И.П. в рамках уголовного дела является его непосредственная финансовая заинтересованность. С приходом в «Аэрофлот» новой команды руководителей во главе с В. Г. Савельевым им была существенно изменена система оплаты труда всему руководству «Аэрофлота». Значительная, если не большая часть зарплаты напрямую зависит от финансовой, экономической эффективности принимаемых управленческих решений. Так называемой КПЭ, указание на это мы найдем в частности и в должностной инструкции Чалика. Поэтому столь значительные и не запланированные выплаты в связи с предписанием ГИТ, существенно уменьшили личный доход Чалика и Савельева, что на фоне личной неприязни ко мне и явилось причиной оговора.

Само уголовное дело явилось итогом борьбы ШПЛС за отстаивание трудовых прав своих членов — это и многочисленные акции протеста против незаконных действий компании, и инициирование проверок ГИТ (результатом которых явились 2 предписания о выплатах пилотам, которые привели к ощутимым финансовым потерям компании «Аэрофлот»), противодействие уничтожению российских воздушных судов и замена их на иностранные воздушные суда, лизинговые платежи за которые уходили в офшорные компании, и не допуск иностранных пилотов к работе в авиакомпании и кропотливая ежедневная работа профсоюза по отстаиванию трудовых прав своих членов (восстановление на работе незаконно уволенных, принуждение «Аэрофлота» к выплатам незаконно неначисленных заработных плат и прочих выплат).

 

 

Справка

По версии стороны обвинения, профсоюзные активисты якобы вымогали 100 млн. руб. у лётного директора авиакомпании «Аэрофлот — российские авиалинии», за что обещали тому добиться снижения расходов авиакомпании на выплаты пилотам, ранее присуждённых судом.

В октябре 2013 года Пимошенко, Кнышову и Шляпникову были предъявлены обвинения в «покушении на хищение имущества ОАО «Аэрофлот — российские авиалинии» путем обмана, в особо крупном размере». По версии следствия активисты профсоюза на протяжении нескольких лет вымогали у руководства авиакомпании деньги за помощь в снижении издержек по выплатам пилотам.

За несколько месяцев до задержания членам Шереметьевского профсоюза лётного состава удалось отсудить у работодателя более миллиарда рублей в пользу пилотов, за многочисленные нарушения прав трудящихся.

Ранее руководитель департамента общественных связей ОАО «Аэрофлот – российские авиалинии» Андрей Согрин заявлял журналистам "Новой газеты" следующее:

— Задержанные руководители ШПЛС около месяца назад шантажировали одного из руководителей «Аэрофлота». Ему предлагалось выплатить наличными известную вам сумму денег лидерам профсоюза. В противном случае вымогатели угрожали протестными акциями со стороны пилотов «Аэрофлота», — опубликовано в "Новая газета" от 28.10.2013 года.

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить