sapka

Лента новостей

Обнищавшие сотрудники УФСИН Москвы "обчистили" арестанта, являющегося фигурантом громкого уголовного дела.

Мать пострадавшего арестанта называет это событие кражей, а сотрудники УФСИН по городу Москве стыдливо прячутся и не комментируют факт невозврата освобождённому арестанту его личных вещей и документов.

 

20151104 SIZO4 01Сотрудниками следственного изолятора №4 управления федеральной службы исполнения наказания России по городу Москве (УФСИН России по городу Москве) были "присвоены" личные вещи, предметы и документы, принадлежавшие Алексею Шляпникову, который является фигурантом громкого уголовного дела, возбуждённого в отношении активистов Шереметьевского профсоюза лётного состава. Об этом Информагентству "Факты" рассказала мать подсудимого Любовь Петровна Шляпникова.

 

Со слов матери Алексея Шляпникова, исчезновение документов, предметов и вещей, принадлежащих её сыну, является откровенной кражей, которую совершили сотрудники следственного изолятора №4, расположенного в столичном районе "Медведково".

 

По рассказу самого Алексея Шляпникова, 9 сентября 2015 года сотрудники СИЗО №4 изъяли у него все его личные вещи и документы для временного хранения перед тем, как передать его самого в распоряжение конвойной службы, для дальнейшей доставки в Московский городской суд (Мосгорсуд).

 

В тот же день, 9 сентября 2015 года Алексей Шляпников, и другие фигуранты уголовного дела, возбуждённого в отношении активистов Шереметьевского профсоюза лётного состава, должны были принять участие в судебном заседании коллегии по уголовным делам Мосгорсуда, где рассматривались их апелляционные жалобы на решение суда первой инстанции.

 

К счастью для Алексея и его "подельников" – в тот день коллегия Мосгорсуда признала апелляционные жалобы обоснованными, и отменила ранее вынесенный приговор в отношении всех троих профактивистов, а дело было направлено на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции. Также своим решением коллегия по уголовным делам Мосгорсуда отменила решение суда первой инстанции об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей и избрала в отношении всех трёх фигурантов иную меру пресечения - домашний арест.

 

В результате принятого решения в Мосгорсуде ни Алексей Шляпников, ни его коллеги по профорганизации не вернулись в тот день в стены столичного следственного изолятора №4, где они содержались с 1 апреля 2015 года.

 

— На следующий день, после решения Мосгорсуда, я направилась в следственный изолятор за личными вещами и документами своего сына, однако сотрудники СИЗО №4 отказались мне их выдавать, сославшись на то, что вещи и документы могут быть возвращены тому, кто эти вещи и документы сдавал на хранение, — рассказывает мать Алексея Шляпникова.

 

— Сам Алексей не мог явиться в следственный изолятор за своими вещами и документами, поскольку новая мера пресечения в виде домашнего ареста не позволяла ему покинуть место этого самого ареста. Он был обязан находиться дома, и не покидать его без судебного решения. Нам не оставалось ничего другого, как ждать разрешение суда на посещение следственного изолятора самим Алексеем, и такое разрешение суд нам выдал только 27 октября, после первого открытого судебного заседания по делу под председательством нового судьи Аккуратовой. Через день, 29-го октября мой сын, вместе с судебным приставом посетили СИЗО №4. Я пошла вместе с ними, но ни документов, ни предметов первой необходимости, ни вещей, ни дорогого лекарства моему сыну в СИЗО №4 так и не вернули, — говорит Любовь Шляпникова.

 

По словам матери Алексея Шляпникова, стоимость лекарственных препаратов, которые "исчезли" в стенах СИЗО, а точнее "были украдены сотрудниками изолятора", составляла боле 25 тысяч рублей, не считая стоимости книг, одежды, нижнего белья и предметов первой необходимости, к коим относятся мыло, зубной порошок и т.д. Но большее беспокойство матери Алексея Шляпникова вызывает тот факт, что пропали все документы, по которым её сын готовился к заседанию в суде, и их исчезновение для неё самой и сына она считает катастрофой.

 

В руководстве СИЗО №4 предпочли не комментировать историю с "исчезновением" личных вещей и документов Алексея Шляпникова.

 

Такую же позицию заняли в Управлении федеральной службы исполнения наказания по городу Москве (УФСИН по городу Москве), хотя на протяжении нескольких дней обещали нашему изданию предоставить сформулированную позицию в связи со случившимся "исчезновением" личных вещей и документов Алексея Шляпникова.

 

Вот и выходит, что в столичной системе УФСИН не только вещи и документы арестантов могут "исчезать", но и честь самих сотрудников УФСИН может податься в неизвестном направлении. Только вот вернётся ли честь, если она "подалась в бега"?!

 

 

 

СПРАВКА

9 сентября 2015 года Коллегия по уголовным делам Московского городского суда (Мосгорсуд), рассмотрев апелляционные жалобы осуждённых Алексея Шляпникова, Валерия Пимошенко и Сергея Кнышова, отменила обвинительный приговор, который был вынесен в отношении них 1-го апреля 2015 года Мещанским районным судом столицы.

 

Меру пресечения в отношении активистов Шереметьевского профсоюза лётного состава (ШПЛС) Мосгорсуд отменил, заменив содержание под стражей на домашний арест, и направил дело на новое рассмотрение в Мещанский районный суд в новом составе.

 

Лидеры российских профсоюзов положительно оценили решение Мосгорсуда, который признал наличие грубейших процессуальных нарушений, допущенных судом первой инстанции при рассмотрении уголовного дела в отношении профсоюзных активистов ШПЛС.

 

– Конфедерация труда России приветствует решение Мосгорсуда. Мы ни на секунду не сомневались в невиновности лидеров ШПЛС, инициировали национальную и международную кампанию за их освобождение, поддерживали правовые действия ШПЛС. Требования по освобождению лётчиков содержатся в одной из важнейших резолюций проходившего в мае этого года Съезда КТР. Мы продолжаем нашу кампанию, и будем следить за судьбой лидеров ШПЛС вплоть до их окончательного и однозначного оправдания и освобождения", – заявил Президент Конфедерации труда России (КТР) Борис Кравченко.

 

В поддержку осуждённых профактивистов выступали не только члены и руководители КТР. В защиту своих коллег выступили Профсоюз лётного состава России, Федерация независимых профсоюзов России, Международная конфедерация профсоюзов, Международная федерация транспортников, профсоюзы Германии, Франции и Великобритании.

 

В десятках городов России в поддержку осуждённых профактивистов ШПЛС состоялись акции протеста.

 

По мнению российского и международного профсоюзного движения, арест и уголовное дело в отношении профактивистов Шляпникова, Пимошенко и Кнышова стало результатом их активной деятельности в защиту прав работников авиакомпании «Аэрофлот – российские авиалинии».

 

Ранее, уголовно преследуемые активисты ШПЛС, в судебном порядке добились назначения более 1 миллиарда рублей выплат работникам авиакомпании, которые руководство компании «Аэрофлот – российские авиалинии», не выплачивало своим работникам за работу во вредных условиях и за работу в ночную смену.

 

Неосуществление полагающихся выплат работникам авиакомпании за работу во вредных условиях и за работу в ночную смену, не мешало руководству компании «Аэрофлот – российские авиалинии» одновременно назначать себе миллионные вознаграждения за «экономию» и «успешную деятельность».

 

В настоящее время уголовное судопроизводство в отношении трёх активистов Шереметьевского профсоюза лётного состава продолжается...

 

 

Виталий Агеев

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить