sapka

Лента новостей

Способность профсоюза бросать своих товарищей в беде

Или о том, как Шереметьевский профсоюз лётного состава осваивает пожертвования

20160620 SUD 4О том, как подло, жестоко и бесчеловечно обходятся с работниками работодатели в современной России рассказывают различные отечественные и зарубежные журналисты достаточно много со страниц своих изданий, в теле и радио эфирах. Уже не секрет, что эта чума охватила современных руководителей вне зависимости от форм собственности предприятий и учреждений. Простой человек, работник или служащий в этой страшной беде остался беззащитным от произвола, творящегося в отношении него.

И хотя, казалось бы, что настало время, когда на помощь работникам придут «зубастые профсоюзы», способные защитить права человека труда, однако на деле это оказывается далеко не так.

В октябре 2013 года, как гром среди ясного неба, на всю Россию прогремела новость о задержании и последующем аресте трёх активистов Шереметьевского профсоюза лётного состава (ШПЛС) – Алексея Шляпникова, Валерия Пимошенко и Сергея Кнышова. Раскаты этого грома прокатились не только по всей России, но и дошли в разные точки нашей планеты, где трудятся пилоты гражданской авиации.

 


Лидеры ШПЛС, коллеги и родственники поспешили уверить общественность в том, что в отношении арестованных профсоюзных активистов была совершена чудовищная провокация со стороны руководства авиакомпании «Аэрофлот – российские авиалинии».

20160620 SUD 2По призыву руководства ШПЛС было начата акция по сбору денежных средств, которые должны были пойти на квалифицированную юридическую защиту арестованных профактивистов. Сбор денежных средств на благое дело по призыву руководства ШПЛС осуществлялся на протяжении длительного времени с 2013 года по 2016 год.
И, казалось бы, можно не сомневаться, что попавшие в беду профактивисты получат полную и квалифицированную юридическую защиту, и услуги адвокатов будут оплачены в полном объёме, а также будут оплачены все необходимые процессуальные расходы.
В акции по сбору денежных средств для оплаты расходов на защиту арестованных профактивистов участвовали не только российские пилоты, но и их зарубежные коллеги, а также специалисты других лётных профессий и специалисты наземных служб.

К акции присоединились члены профсоюзов других отраслей, международные организации и даже авиапассажиры.

Количество членов и сторонников ШПЛС резко возросло, а президент ШПЛС Игорь Дельдюжев набрал за эти 2,5 года существенные политические очки, и не только...

Тем не менее уголовное преследование в отношении Алексея Шляпникова, Валерия Пимошенко и Сергея Кнышова продолжается. Уже скоро в Московском городском суде будет рассматриваться жалоба Сергея Кнышова на обвинительный приговор Мещанского районного суда города Москвы.

Напомним, что по версии стороны обвинения Алексей Шляпников и Валерий Пимошенко вымогали у лётного директора «Аэрофлота» Чалика 10 миллионов рублей за благополучное решение вопроса о выплате пилотам задолженности и пени за вредные и ночные условия труда. Обязанность такой уплаты была установлена решением Московского городского суда в июле 2013 года, который вступил в законную силу по делу, который ранее был выигран активистами ШПЛС в споре с авиакомпанией.
Руководство авиакомпании «Аэрофлот – российские авиалинии» затягивало исполнение судебного решения, и инициировало переговоры с членами ШПЛС, что неоднократно подтверждалось в ходе судебного разбирательства. Стоит также отметить, что большинства активистов ШПЛС считают, что авиаперевозчик по-прежнему не полностью исполнил решение Московского городского суда.

По словам Шляпникова и Пимошенко, провести сделку, а именно передать невыплаченные деньги напрямую через активистов ШПЛС, предложило само руководство авиакомпании. Но в итоге, Пимошенко и Шляпникова задержали в Москве 18 октября 2013 года, когда те с деньгами для сотрудников авиакомпании покидали банк. Командира Ил-96 Сергея Кнышова задержали через несколько дней.

Участие Сергея Кнышова в "сделке", в которой участвовали Пимошенко и Шляпников, стороне обвинения, по мнению многочисленных наблюдателей судебного разбирательства, доказать не удалось, хотя суд в силу необъяснимых причин и при отсутствии фактов и вещественных доказательств в деле, 1 июня 2016 года вынес очевидно спорное решение.

20160620 SUD 6По приговору Сергей Кнышов получил самый маленький срок - 2 года и пять месяцев, Пимошенко 2 года и шесть месяцев, а Шляпников 2 года и семь месяцев колонии общего режима. Таким образом, у всех троих сроки наказания истекли ещё в конце марта этого года.

Тем не менее, пока решение суда не вступило в законную силу (а это в случае того, если стороны не станут опротестовывать решение суда, произойдёт через десять дней), все трое должны были быть под домашним арестом, - таково было решение суда.

Однако, судья Олеся Менделеева, огласившая обвинительный приговор,  по непонятным причинам позже меняет свой приговор и выносит Постановление об освобождении всех троих из-под домашнего ареста, не смотря на то, что Кнышов заявлял о том, что он будет обжаловать приговор.

На третий день после оглашения обвинительного приговора Кнышов его обжаловал, подав в установленном порядке жалобу. А это значит, что профсоюзным активистам по-прежнему будет нужна квалифицированная юридическая помощь, за которую им необходимо будет платить.

До последнего времени услуги адвокатов Алексея Шляпникова и Валерия Пимошенко оплачивались за счёт собранных денежных средств, поступивших в Шереметьевский профсоюз лётного состава, а услуги адвоката Сергея Кнышова оказались не оплаченными, поскольку руководство ШПЛС отказалось осуществлять оплату этих услуг.

Стоит также отметить, что сразу же, после оглашения обвинительного приговора Валерий Пимошенко заявил представителю нашего издания о том, что он намерен обжаловать судебный акт. Алексей Шляпников предпочёл стремительно скрыться от нас, хотя на выходе из здания суда он обещал ответить на наши вопросы.

20160620 SUD 1На протяжении нескольких лет Шереметьевский профсоюз лётного состава проводил акцию по сбору денег для защиты интересов не двух (!), а трёх профсоюзных активистов. В разговоре с ИА «Факты» Президент ШПЛС Игорь Дельдюжев отказался комментировать информацию об отказе оплачивать работу адвоката командира Ил-96 Сергея Кнышова.

Информацию об отсутствии оплаты со стороны ШПЛС услуг адвоката Кнышова подтвердил сам адвокат, выступающий в процессе в качестве его защитника.
Дельдюжев собирал деньги у лётчиков, многие из которых говорили о том, что эти деньги, в том числе, предназначены для оплаты расходов на защиту Сергея Кнышова, и он знал об этом, но выплачивал только адвокатам Шляпникова и Пимошенко. За мои услуги руководством ШПЛС была  оплачена только работа в деле за первые три месяца, и больше никаких денег от Профсоюза я не получал, —  сказал Владимир Чеботарёв.

Информацию о наличии у Сергея Кнышова задолженности за оплату юридических услуг адвокат Чеботарёв предпочёл не обсуждать, но факт наличия имеющейся задолженности подтвердил.

20160620 SUD 5Сам Сергей Кнышов также весьма неохотно согласился прокомментировать ситуацию с образовавшейся у него задолженностью по оплате юридических услуг.
—  Дельдюжев выдвинул требования для осуществления финансирования моего адвоката такие – моя позиция в судебном процессе должна была совпадать полностью с его позицией, и чтобы он полностью контролировал процесс. А его позиция состояла в том, что я виновен, а Шляпникова и Пимошенко не виновны, что это я их втащил в это историю, а они хорошие ребята. То есть я должен был взять на себя вину в том, чего я не совершал, а попросту, я должен был оговорить себя в совершении преступления, при этом сказать, что я организовал и руководил преступлением, в котором, кроме меня, участвовали Шляпников и Пимошенко. За три месяца было заплачено моему адвокату – за октябрь, ноябрь и декабрь 2013 года. На Новый год Дельдюжев привёз моим детям билет на ёлку. Один билет на ёлку и подарок для одного ребёнка. Дельдюжев вероятно решил, что дети сами разделят этот билет, но в итоге этот билет остался не реализованным, поскольку мои дети решили не делить эту подачку от профлидера, —  сказал Сергей Кнышов.

—  По моей, не проверенной информации, адвокату Шляпникова Дельдюжев платил 400 тысяч рублей в месяц, и где-то столько же адвокатам Пимошенко, у которого было их два, и они были не дешёвые. Итого за всё время на них было потрачено при таких раскладах около 30 миллионов рублей, — сказал Сергей Кнышов, отвечая на вопрос ИА «Факты» о том, оплачивались ли услуги адвокатов, защищающих Алексея Шляпникова и Валерия Пимошенко.

Информацию о прекращении финансовой поддержки Сергею Кнышову со стороны ШПЛС подтвердило несколько осведомлённых источников в Президиуме ШПЛС, пожелавших остаться неназванными. Со слов одного из них – инициатором решения о прекращении финансирования деятельности адвоката Кнышова выступал Президент ШПЛС Игорь Дельдюжев. Со слов другого источника, инициаторами выступили Сергей Черкаев и Игорь Дельдюжев.

Источники, близкие к руководству ШПЛС, утверждают, что находясь в следственном изоляторе под стражей, один из арестованных активистов ШПЛС имел активные связи не только с руководством ШПЛС, но и вёл переговоры с администрацией авиакомпании «Аэрофлот».
Находясь в СИЗО, Шляпников пытался руководить всем процессом. Я точно знаю, что были негласные контакты, не с самим Чаликом, а через посредника. Он пытался отрегулировать эти все вопросы, а там ему ставилось условие, что обязательно все троя должны быть в одном мнении. То есть, если они признают, то все втроём. А Сергей избрал свою линию. Сергею не понравилось то, что здесь сговор идёт, и что основным, как бы руководителем всей этой операции, является он. На него хотели стрелки перевести, —  рассказал осведомлённый источник.

В ходе продолжения общения с активистами ШПЛС вскрылся ещё один интересный факт. Как оказалось, среди членов Президиума ШПЛС была распространена аудиозапись "прослушки" телефона Алексея Шляпникова, которая была осуществлена сотрудниками ФСБ, причём эта запись осуществлялась оперативными работниками до официального начала оперативно-розыскных мероприятий в отношении самого Шляпникова.

Со слов тех, кому довелось слушать эту аудиозапись, на плёнке были зафиксированы разговоры Шляпникова с его супругой и матерью, в ходе которых  он советовался по вопросам способа получения и хранения большой суммы денег через банковскую ячейку.

Участвовавшие в прослушивании этой аудио записи активисты ШПЛС отмечают, что качество записи носит сомнительный характер, много недосказанных фраз и всевозможных щелчков, свидетельствующих о переключении записи. И в этой части сомнению пилотов можно доверять, поскольку все они на своём личном опыте связаны с эксплуатацией радиооборудования, и щелчки переключателей вряд ли они спутают с другими шумовыми эффектами.

Большинство опрошенных нами активистов склонны считать, что запись попала от следователей намерено в распоряжение активистов ШПЛС через руки лётного директора авиакомпании «Аэрофлот» Игоря Чалика, и цель появления этой записи – разобщить активистов и рядовых членов ШПЛС.
Я эти записи слышал, даже больше, чем кто-либо. Там, смотри, откуда ноги растут по этим всем делам. Кнышова просто привязали к этому делу потому, что он воевал за себя, за Ил-96й. И очень острые отношения у него были с Мешковым и Чаликом. Мешков в последнее время был командиром лётного отряда Ил-96ых. В тот момент, когда между Кнышовым и Мешковым начался конфликт, Мешков был заместителем командира отряда. И, "все ноги растут" от Валеры Пимошенко, он до этого конфликта, буквально за год, он же подписал статью о том, что в Аэрофлоте всё хорошо, что Аэрофлот хороший, а вот Профсоюз, типа того, что там провокаторы. И, ему было предложено уволиться и подписать эту статью, что он и сделал. И на этом он получил отступные. И он так понял, что можно ещё разочек с Аэрофлота поиметь деньги. И вот они со Шляпниковым замутили... Заводила Пимошенко был, а Шляпников - переговорщик. И Пимошенко думал, что он всё это дело выкрутит там. А Серёгу они просто-напросто примкнули к себе тем, что якобы в этой ячейке, где были деньги, там должны были лежать документы Кнышова, то есть, лётная книжка, его пропуск и другие документы…, — рассказал ИА «Факты» осведомлённый источник.

Участники так называемого прослушивания оперативной аудиозаписи отмечают, что фигурантами зафиксированных переговоров являются обвиняемые Пимошенко, Шляпников и его родственники, лётный директор авиакомпании «Аэрофлот – российские авиалинии» Игорь Чалик, однако отсутствуют какие-либо записи переговоров с участием Сергея Кнышова…

К вопросу о том, было ли покушение на деньги авиакомпании «Аэрофлот – российские авиалинии» или нет, а также роли каждого из обвиняемых активистов ШПЛС в событиях, предшествующих их аресту в октябре 2013 года, Информагентство «Факты» ещё вернётся и подробно расскажет в последующих публикациях. Мы обязательно расскажем о том, о чём предпочитают молчать коллеги обвиняемых, в руководстве авиакомпании «Аэрофлот – российские авиалинии», следователи, прокуроры и даже судьи, причастные к этому уголовному делу.

А пока более актуальными являются вопросы, на которые мы предлагаем руководству и членам президиума Шереметьевского профсоюза лётного состава ответить публично:

Почему ШПЛС собирало деньги для оплаты юридической помощи трём своим активистам, а на деле собранные деньги шли на оплату правовой защиты лишь двух активистов?!

Почему президент ШПЛС Дельдюжев руководствовался личными интересами при рассмотрении вопроса об оплате услуг адвоката Кнышова, и что это за такие личные интересы?!

Как вообще могли члены президиума ШПЛС обсуждать вопрос о том, платить адвокату Кнышова или нет, если деньги собирались, в том числе и для оплаты услуг адвоката Кнышова?!

Будут ли обнародованы сведения о денежных средствах, которые люди жертвовали по призыву ШПЛС для обеспечения правовой защиты Шляпникова, Пимошенко и Кнышова?!

Командир Ил-96 авиакомпании «Аэрофлот – российские авиалинии» Сергей Кнышов исключён из членов ШПЛС, и если да, то когда и на каких основаниях?!

Означает ли, что в вопросе погашения образовавшейся задолженности за юридическую помощь Сергею Кнышову ШПЛС больше не участвует?!

Какова общая сумма пожертвований, собранных Шереметьевским профсоюзом лётного состава России в пользу Шляпникова, Пимошенко и Кнышова, и как эти денежные средства расходовались?!


Виталий АГЕЕВ
Сергей ЕРМАКОВ
Михаил БОБРОВ
Олег ЩУР

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить